Оплатив завышенную стоимость квартиры (без чего было бы затруднительно закрепить право собственности), участник долевого строительства при помощи Союза потребителей взыскал со строителей излишне выплаченную сумму.

Источник публикации

"Обозрение: судебные новости", 2000, N 3-4

Агентство судебной информации

 

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ]

Оплатив завышенную стоимость квартиры (без чего было бы затруднительно закрепить право собственности), участник долевого строительства при помощи Союза потребителей взыскал со строителей излишне выплаченную сумму.

 

Два года назад житель Ростова-на-Дону заключил договор о долевом участии в строительстве многоэтажного жилого дома с одной из крупнейших строительных фирм города - ОАО "Концерн "Единство". Не раз просмотрев документы, в том числе планировку этажа, на котором он приобретал квартиру, потребитель пришел к выводу, что в договоре отмечены все необходимые моменты: стоимость квадратного метра в рублях, а не в условных единицах, порядок расчета, сроки сдачи дома, взаимная ответственность сторон. Было даже учтено, что если после сдачи дома общая площадь квартиры будет отличаться от той, что указана в договоре, произойдет перерасчет на основании обмеров МПТИ (муниципальное предприятие технической инвентаризации).

Стороны свои основные обязательства выполнили: концерн "Единство" объект сдал в срок, потребитель - оплатил покупку. Между ними был подписан акт приемки - передачи квартиры. И вдруг после этого в устной форме концерн заявляет гражданину, что он должен доплатить 42,5 тыс. руб. якобы за то, что вместо лоджии у строителей каким-то необъяснимым образом получилась веранда, а стоимость квадратных метров веранды приравнивается к стоимости жилых площадей. Заказчик в устной и письменной форме заявил, что это требование неправомерно, потому что в договоре ничего не говорится о веранде. Но надо сказать, что и о лоджии там тоже нет ни слова - в нем обозначена общая площадь квартиры и общая же стоимость квадратного метра. При этом с трудом верится, что руководители концерна не знали, что подсобные помещения, в частности лоджии, должны оплачиваться с понижающим коэффициентом - 0,5. Так во всяком случае записано в п. 2 Строительных нормативов, на который в договоре есть ссылка. Надо отдать справедливость, бухгалтерия концерна в самом начале сделки выставила заказчику счет с правильными расчетами: лоджия стоила ровно столько, сколько должна была стоить.

По поводу превращений лоджий в веранды новоселы немного повозмущались, но потом смирились, доплатив необходимую сумму. Но данный конкретный гражданин решил защищаться от произвола строителей и обратился за помощью к юристу.

В отстаивании прав потребителя стала помогать адвокат Ростовской коллегии адвокатов Анна Сидоренко, посоветовавшая своему клиенту уплатить концерну требуемую сумму. В противном случае "Единство" могло не передать документы для государственной регистрации права собственности на квартиру. Но после этого в адрес "Единства" было подготовлено письмо, в котором, ссылаясь на Закон о защите прав потребителей, покупатель написал, что ни в договоре, ни в устной форме не было отмечено, будто бы он приобретает квартиру с верандой, а не с лоджией. Был получен ответ на запрос из высшей строительной инстанции - Госстроя РФ, из которого следовало, что спорное помещение как веранда обозначено ошибочно, так как веранда - это застекленное неотапливаемое помещение, пристроенное к зданию или встроенное в него, чего нет в конкретном случае.

Все эти данные были представлены в районный суд. Судья Вера Колодкина также назначила экспертизу, ее проводила Центральная северо - кавказская лаборатория судебной экспертизы, специалист которой сделал заключение: "По конструктивному решению и по расположению относительно ограждающих конструкций квартиры спорное помещение является лоджией".

На суде ответчики смогли сослаться в свое оправдание только на то, что владелец квартиры препятствовал им в застеклении спорного помещения, после чего, по логике строителей, оно превратилось бы в веранду. Такое объяснение суд не устроило, и на основании ст. ст. 191 - 197 ГПК РФ он вынес решение в пользу истца, взыскав со строительного концерна 48,8 тыс. руб., в том числе 14,8 тыс. - проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).